-Start-     -Texte-     -Suche-     -Verweise-     -Gästebuch-     -Kontakt-          english
Ars Oblivionalis

Шелест расправил скупые суставы.
Наискось, вязко скреплен договор.
Не забывай осторожные травы,
В спешке кануна оставленный спор;
Тот, о который запнулся закат,
Мелко по стенам растекшись вразлад.
Тот, о котором шепталась родня,
Взоры понурые долу клоня.
Так испытание стало эклогой,
А через час - положением риз.
Голос спадал по привычке пологой.
Верно и то, что у верха есть низ.
Верх одержать - как занять у восторга,
Разбередив мимолетный сумбур.
Четками бережно сталкивать с толка
Запах тоски в обличительный тур.
В ритме погони на просеке тихой
Расположились зверей черепа.
Мрачными сгустками конного лиха
Вместо прибоя гудит в них труба.
Звездная карта неведомой масти,
Архитектура кровавых прибоев.
По вертикали выкладывал мастер
До горизонта наследье слепое.
Бой отражения с утренней тенью,
Затканный буднями праздник дверей.
Пенье, что рвется подобно растенью;
Черствые сны все пестрей и пестрей.
Лев, разбивающий меч из слюды,
Первые всходы дурманной страды.
Вор, заблудившийся в собственном доме,
Свет, подставляющий спину истоме.
Желтые пальцы сжимаются в конус,
Под скорлупой пышут ватные печи,
Домны замаливал доминус бонус
Сказом об истинной сути увечий.
В пенистом мраке забывчивых цапель,
Где барабан неуемной осоки
Вторит рутине болезни высокой,
Бьет лихорадка дымчатых сабель.
Шумный, сгорая, становится плавным,
Сильный, немея, становится равным
Ясеню, лавру, нимфее, судьбе.
Дубу и клену, резне и резьбе.
Быть нашей плоти разъятым скольженьем,
Скрытым в терпении мхов и картинах.
Стоит замешкаться - льнет на стяженье,
Бьется мазков параллакс в паутине.
Недорисованный контур часовни,
Якорь на самой вершине холма.
Их назначенье садовник лишь помнит:
Сводит мосты, а порой и с ума.
Нас он сумел проводить до рожденья,
Не проронив ни слезы и ни слова.
Плоть наша стала разъятым движеньем,
Чтобы, сомкнувшись, обуглиться снова.


[Fehler melden]       [Druckversion]